blakesantanamax
активисты недели
nc-21, real-life, apocalypse

VANCOUVER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » VANCOUVER » Партнеры » MORSMORDRE: MORTIS REQUIEM


MORSMORDRE: MORTIS REQUIEM

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/1ehgdwE.png

0

2


ANNA KERNER
● 43 ● чистокровная волшебница ● сотрудник международного бюро магического законодательства ● mm ● биологическая мать ●
https://i.pinimg.com/originals/6a/75/97/6a75970dfb5a7b70bcefe5fb0334fbe4.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/7d/a5/578/686952.gif
— rosamund pike —

[indent]
❛❛
Ну, привет. Хотел бы добавить «мам», но язык не поворачивается тебя так называть. Я знаю о тебе не так много: ты родилась в России (кажется, в Красноярске), твои родители были волшебниками. Ты успешная женщина, построившая карьеру, живущая интересной и насыщенной жизнью. Ради собственных целей ты будешь идти по головам, перепрыгивая одного за другим.

У меня к тебе так много вопросов.

Ты выбросила меня на дороге. Да, где-то в пригороде. Просто оставила на обочине, не соизволив довести до больницы. Мне было всего несколько месяцев, за которые я стал тебе абсолютно не нужен.

И что, в сущности, жизнь ребенка? Ты утешала себя мыслью о том, что он, тот, что я, ничего не понимает, он не умеет чувствовать и ему не о чем сожалеть. Интересная получается ситуация: ты надеялась, что я умру там, на дороге. Я до последнего хотел верить, что ты мертва. Чтобы никогда не случилось той встречи, чтобы я никогда не посмотрел тебе в глаза и не увидел себя в их отражении.

Ты мной гордишься.

О, конечно, ты мной гордишься. Я вырос среди маглов и до недавнего времени считал себя маглорожденным. Я даже не знаю своей точной даты рождения: ее установили весьма условно. Но ты гордишься мной в те моменты, когда я проявляю себя. Когда меня хвалит начальство, когда кто-то отзывается обо мне положительно и даже просто доброжелательно. В этом нет ни капли твоих заслуг.

Я похож на отца. Ты заметила эту сразу, быть может, с этого у тебя и появились какие-то подозрения. По возрасту я подходил идеально.

Расскажешь, зачем ты избавилась от меня?

Полагаю, с моим отцом у тебя не было долгих и стабильных отношений. Быть может, у вас бесконечный роман, в котором присутствуют постоянные ссоры и расставания. Это бы многое объяснило. Сказала ли ты ему обо мне? Вряд ли. В тот период вы как раз опять разошлись. Возможно, ты бежала от прежней жизни, еще не зная, что за сюрприз ожидает тебя в ближайшее время. Спойлер: херовый такой сюрприз, орущий и абсолютно беспомощный. Это я.

Возможно, здесь у тебя завязались отношения с перспективным мужчиной, который готов был помочь тебе с продвижением в Министерстве, вот только он не знал о твоем маленьком грузе, который требовал внимания и ухода. Думаю, вы давно разошлись.

Сейчас ты – успешная волшебница, вероятно, избавившаяся от любых связей со своей прошлой жизнью. Возможно, ты замужем (отсюда и другая фамилия), но все еще иногда встречаешься с моим отцом.
И ты просто в ужасе от того, что я делаю со своей жизнью.

❜❜

Д О П О Л Н И Т Е Л Ь Н О
Заявка для хорошей неспешной игры с тонной эмоций. Имя, фамилию и внешность можно сменить по согласованию (потому что мать фигурирует в моей анкете, но я готов подправить), детали биографии предлагаю обсудить вместе.
Приходи, чтоб мне жизнь медом не казалась)

Пробный пост

Человек с жестоким лицом часто приходит к нему во сне. В красном свете проклятой неоновой лампы снова и снова он говорит ему ласковые вещи, никак не вяжущиеся с острой болью. Он требует невозможного, заставляет перешагивать через себя ради призрачной надежды на прощение и похвалу.

- Что нужно сказать, Ханно?

- Простите меня, сэр.

Воспитание Ханно безукоризненно.

Он не спорил с ним никогда. Послушно терпел все пытки и молча зализывал раны, незаживающие долгое время: только теперь Ханно понял, что регенерация не помогала ему неслучайно. У Анхельма Ланге вообще не существовало поправки на какое-то там «случайно». Ханно был дурачком. Он не чертыхался и не скулил, когда старый мудак оставил его на дыбе на целый день. Без еды и воды, наслаждаясь чужими страданиями. Мистер Ланге периодически заходил проверить его, но нечасто: он любил смаковать удовольствие порционно. Чтобы не приедалось.

Даже сейчас при воспоминании об этом в груди Ханно закипает бессильная злость.

Вереница снов проносится в его голове уже после рассвета. Дни накануне полнолуния - самые сложные для него. Тревожные, гнетущие предстоящей болью и бесконтрольностью ситуации. И больше некому приковать маленького глупого волчонка к стене в подвале крепкими цепями.

Больше никто не наслаждается его болью.

Он просыпается внезапно, с чувством накатывающей волнами паники, рискуя утонуть в ней бесповоротно. Он взял себе три отгула, чтобы спокойно пережить обращение, но оставшись наедине со своими мыслями, лишь сильнее провалился в тёмную бездну переживаний.

Настенные часы показывают без четверти восемь. Он выталкивает себя из постели, и болезненный озноб подсказывает, что отгулы были решением абсолютно верным. Он морщится, отдирая от спины прилипшие простыни.

Его раны всё ещё не заживают.

Чистит зубы как-то механически безразлично, плещет в лицо холодной водой и падает на хлипкую табуретку - созерцать собственное отражение в чашке с кофе. Стук в дверь вырывает его из утреннего оцепенения, заставляя вздрогнуть, разлив при этом обжигающе-горячий кофе.

У Ханно не бывает гостей. Он не ждет никого и никогда, к нему никто не приходит. Разве что местный почтальон - мистер Барлоу, в очередной раз по ошибке пытается вручить ему посылку, на которой красноречиво красуется номер соседней квартиры. Мистер Барлоу путает и письма, и счета, и прочую корреспонденцию, закидывая в почтовый ящик Ханно по две-три газеты, оставляя тем самым других жильцов без ценной информации об утренних новостях Вулиджа. Ханно всегда исправлял эту несправедливость, перекладывая лишние газеты в пустые ящики. Такой акт хаотичной доброты стал чем-то привычным. Ханно бы скорее удивился, если бы мистер Барлоу хоть раз сделал всё правильно.

Поэтому он неспешно вытирает кофейную лужицу и со вздохом идет открывать, стараясь напустить на себя самый безмятежный вид. Мистер Барлоу - человек рассеянный, притом явно хронически. Злиться на него не имеет никакого смысла. Ханно даже не спрашивает, кто там, прекрасная зная, кого встретит за дверью.

Но утро подкидывает ему сюрприз.

- Джек Кросби, «Ежедневный пророк». Со мной офицер Андреас Костас, отдел магического правопорядка. Мы хотели бы задать вам пару вопросов.

Ханно впускает их без уточнений. Ситуация, выходящая за рамки привычного, вгоняет его в беспросветный ступор, и всё, что он может им предложить - это кофе. Они ютятся на его крошечной кухне, и Ханно остается только стоять, облокотившись о кухонный гарнитур.

В его квартире идеальный порядок. У него, по правде говоря, почти нет вещей и минимум мебели - сложно устроить бардак. В таких условиях ему абсолютно комфортно, есть ощущение, что всегда можно сбежать. Не засиживаться на одном месте. У него даже чашек всего четыре, просто потому, что продавались они в наборе. Его квартира выглядит абсолютно безликой, если не обращать внимания на стены, за которые Ханно тут же становится стыдно.

Первое: они исполосованы следами когтей. Арендодателю это не придется по вкусу, но до своего переезда Ханно не собирался их исправлять, оставив в качестве ежедневного напоминания о том, кто он есть. Зверь, ярость которого может причинить боль другим.

Поэтому у Ханно не бывает гостей. Поэтому на кухне всего четыре чёртовых чашки и две табуретки - ему больше не нужно. Ему одному вообще ничего не нужно.

Второе - колдографии. Раскрытая нараспашку душа, не предназначенная для созерцания чужими глазами. Там самые счастливые моменты из его жизни. Мистер и миссис Грейвз, такие уютные в своем доме. Она жарит скрэмбл на завтрак, он - читает утреннюю газету и явно на что-то жалуется. Эти дельцы опять дают объявления, обещая высокий заработок, но честному человеку в их рядах делать нечего. Смотря на беззвучно открывающийся рот отца, Ханно всё ещё слышит его сварливую речь.

На другой карточке Элис - его чудесная младшая сестра, показывающая языком жестов «ты меня бесишь». В ответ он обычно встряхивал ее за ногу вниз головой, но в тот раз успел лишь запечатлеть часть монолога. Её голоса Ханно никогда не услышит.

Оставшиеся восемь колдографий - отголоски счастливого прошлого с мистером Ланге. Сделанные в те дни, когда у него было хорошее настроение, достаточное для того, чтобы они жили нормальной жизнью. Анхельм с картинки обнимает Ханно очень собственнически, только теперь ему хватило ума понять это. Так держат вещь, трофей, так престарелые министерские деды обнимают своих молоденьких секретарш. Анхельм пьёт свой виски, подпевая песне с пластинки. Ханно помнит тот вечер: и пластинку, и песню, и мерное потрескивание камина, под которое засыпал. Он помнит каждый из тех чудесных, замечательных дней, которые можно по пальцам пересчитать.

Даже оборвав с мистером Ланге все связи, он оставил фотокарточки: все, что были. Чтобы не забывать, что иногда самый страшный зверь - человек. Даже если он очень красив.

Гости занимают услужливо предложенные табуретки, а Ханно мимоходом думает, что ему так-то достаточно только одной, но крепление светильника на потолке очень старое и его, конечно, не выдержит. «Старый жилищный фонд - лучшая профилактика суицида» - хоть сейчас в утреннюю газету.

Он бы подкинул эту идею мистеру Кросби, но тот задаёт абсолютно не те вопросы. Он знает, откуда-то знает о Ханно, о его тайнах и самой главной проблеме, и горечь остается у Ханно на языке, смешиваясь со сладостью кофе. Сочетание получается тошнотворным, и его едва не выворачивает от него, от этого журналиста, от желания выгнать незваных гостей. Анхельм напоследок решил оставить ему шрам пострашнее следов от кнута.

Кросби не вызывает ничего, кроме отторжения, с ним Ханно всё, в общем-то, ясно. Со вторым - не ясно вообще ничего.

Офицер Костас красив. С таким лицом нужно не в отдел правопорядка идти, а быть каким-нибудь политиком или духовным лидером. По спине Ханно бежит неприятный холодок. От людей с красивыми лицами он привык не ждать ничего хорошего.

Он утыкается взглядом в стену напротив и натягивает рукава свитера как можно ниже, стараясь спрятать искусанные запястья. Отсечки его страданий, доказательство самому себе, что он всё ещё может контролировать хоть что-то в собственной жизни.

- Нам известно, что мистер Ланге намеренно причинял вам боль. Это было обоюдное желание или же, скорее, насилие?
- Что?.. Ничего он не причинял мне…

Жалкая попытка оправдаться. Жалкий, маленький, глупый Ханно. Он ещё не понимает, что Кросби для себя уже всё решил, и каждое слово лишь добавляет очередную щепотку перца в и без того пикантную историю Ханно Грейвза. Доблестного сотрудника министерства, пострадавшего при исполнении своих рабочих обязанностей. Вытерпевшего все издевательства, прошедшего через ад. В блокноте журналиста тут же расцветает обличающее: «как мы видим, в отрицании насилия явственно просматривается стокгольмский синдром».

Ханно переводит взгляд на того, другого, и на мгновение даже забывает дышать.

Он может поклясться: у монстра из его кошмаров теперь будет красивое лицо офицера Андреаса Костаса.

Подпись автора

https://i.ibb.co/Zz1H0CH/bb.png
https://i.ibb.co/hYHNhkk/image.gif

0

3


LUCERYS TRAVERS
● 28 ● чистокровный колдун  ● сотрудник министерства магии ● брат ● пожиратели смерти
https://i.imgur.com/vLOJa7b.gif https://i.imgur.com/0sxbm1u.gif https://i.imgur.com/eQ59lq5.gif
— thomas doherty —

[indent]
❛❛
[indent]  [indent] люк, что ты делаешь со своей жизнью.

трэверс-младший всегда был таким, самого детства и вот когда наконец-то освободился от внутренних оков, не можешь затормозить. он был действительно хорошим мальчиком в детстве, в отличие от старшего брата, - совершенно не высокомерным ребёнком, который тянет руки к матери и надеется на её ласку, а в ответ получает лишь скупые объятия женщины, что не выбирала такую судьбу, все эти чистокровные традиции и мужа. мужа, которому действительно плевать. она находила утешение в книжках, которые писала долгими вечерами, а потом читала их сыну, чаще младшему и дочери, ведь знала, что старший всё равно в ежовых рукавицах мужа – его ещё нужно воспитать достойным приемником. порой не одобряла методы и получала холодной рукой по лицу – какая-то обыденность, ставшая фатальной для психики маленького ребёнка, когда тот в столь юном возрасте застал очередную драку матери и отца. в тот момент отец показался ему самым страшным чудовищем из всех страшилок о которых слышал. он закрывается в себе, перестает практически говорить. его среди ребят называют отсталым, изгоем, странным – даже среди чистокровных бывает скверное отношение. так продолжалось до тех пор, пока сайлас не прекратил игнорировать младшего брата, заступившись за него.  возможно, именно это как-то повлияло на восприятие мира люцерисом и тот вновь заговорил, открылся.  но это было лишь этапом в его жизни, одним из.

[indent]  [indent] кто угодно мог бы сказать – люк, что ты делаешь со своей жизнью.

но действительно, что именно? многим вещам в этом мире его научил именно сайлас, и не всегда хорошим. именно он в своё время приобщил его к мысли, что ему нужно получить метку и занять хорошее место среди пожирателей смерти, именно он утверждал, что отец будет в таком случае доволен, именно он научил его использовать непростительные заклинания. надо ли это было люку? только если в качестве своих личных мотивов, ведь он знал, что отец никогда не делал на него ставки. джинн должна была правильно выйти замуж, сайлас унаследовать большую часть семейного капитала и продолжить род. а он что? казалось бы, вот он шанс вздохнуть спокойной душой и идти дальше, но люцерис всё же не мог. старые обиды и травмы время от времени лезут наружу, напоминая о себе в мелочах, в ассоциациях. и вот когда сайлас застанет брата рядом с бездыханным телом его родного отца, то единственная мысль, которая мелькнет в голове: люк, что я сделал с твоей жизнью.
❜❜

Д О П О Л Н И Т Е Л Ь Н О
внешность мне не шибко принципиальна, но кажется томас неплохо лёг на концепт люка. многие моменты био обсуждаемы, я очень люблю идейных соигроков, потому не против буду и вашего виденья данного персонажа. более подробно расскажу, что произойдет в личке, но нам будет чего поиграть, да-да. берите братика и приходите играть  http://sf.uploads.ru/TvjqN.png

Пробный пост

[indent] трэверс подавил в себе ехидный смешок, а нет, не подавил. за время так называемой семейной жизни с рейной, он настолько часто слышал поверхностные и весьма самоуверенные выражения, что давно научился пропускать их мимо ушей. несмотря на всю самостоятельность большинства женщин, всё же многие вещи были сделаны только потому, что были позволены. сайлас давал много свободы своей жене, потому что знал, только так он может её обуздать. безусловно, видеть капающую ядом рейей, желающую ему смерти, на самом деле вряд ли говоря всерьёз, стало чем-то обыденным. потому он выбрал для себя самую верную позицию. порой стоит прогнуться, чтобы получить желаемое. но почему-то в данном случае, словесные перепалки только поднимали ему настроение. ему захотелось уточнить, что в любом случае придётся собирать вещи, ведь несмотря на фактическую смену владельца, большая часть бумаг всё равно у него, как у старшего сотрудника и основателя, а потому, смена кабинета вполне логичный жест. но конкретно этот факт, предпочёл оставить так и не озвученным, пусть будет неким сюрпризом в будущем.
[indent] - знаете, мне всегда нравились дерзкие и напористые женщины, – в действительности нет, до своего замужества, он бы предпочёл кого-нибудь сродни её сестры, просто удобной девушки, которая бы не отсвечивала на его фоне, занимая позицию тени. патриархальное воспитание, которым его наделил отец порой вырывалось из всех щелей. для него являясь чему-то нормальным, фундаментом под ногами. их с люцерисом мать тоже пыталась быть дерзкой, но позже поняла, что нужно иметь иной подход к мужу, особенно, когда он поднимает на тебя руку. сайлас подобными вещами не занимался [ну, почти], тем более в отношении рейной, порой шутя, что она может задушить его во сне в противном случае. – однако, не всегда дерзость призрак высокого интеллекта, мисс яксли. – он пожал плечами, отпуская её руку. – и, если вам хочется доказать обратное, сделайте это в работе, а не на словах. – отступил на несколько шагов, поставил свой небольшой саквояж с бумагами на тумбу в проходе, сам слегка облокотившись на неё, заставляя прогнуться на ножках от веса мужчины. -  ваш отец в своё время поделился со мной бесценным опытом, как партнёр, но надеюсь вы понимаете почему работа с вами вызывает подобную реакцию. вы не проработали в этих стенах ни дня, не закладывали фундамент; если не ошибаюсь были в америке? но да не важно. прежде чем быть такой самоуверенной, подумайте о том, что я сказал ранее. у вас ещё есть шанс отказаться и продать те 40% мне, подумайте об этом. – после этого сай выпрямился, намереваясь покинуть стены офиса. сегодня у него ещё была назначена встреча и с учётом того, что сотрудников у них было немного – по его же инициативе и недоверчивости в основном – многое приходилось выполнять самому, в частности обсуждать стратегии и правильные ответы с клиентами на слушаньях. как показывал опыт, не всегда связи и желание надавить на судей, самый верный выход. трэверс беспокоился о престиже и репутации, несмотря на свой зачастую поверхностный и отстраненный образ на публике.
[indent] выходя из офиса, он поручил их секретарю, магглорожденной волшебнице – иногда нужно было держать то, что ненавидишь ближе всего, дабы создавать тот самый образ и престиж, о котором говорилось выше – подготовить некоторые документы, хотя прекрасно понимал, что мадемуазель яксли их не подпишет. однако так хотелось подкинуть маска в этот котёл.


[indent] моргнув несколько раз, таким образом приспосабливая глаза к полутьме; интересно сколько времени он пробыл так, держа в руках бутылку, будто она к нему приклеилась. мужчина отпускает руку юфемии, которую инстинктивно хватил, непонятно чего опасаясь. возможно, служба тёмному лорду откладывает некий отпечаток на любой, даже самой гибкой психике. возможно, потому, когда ты пьян, вряд ли думаешь, что в офис, который охраняют защитные чары, что сам и накладывал, может проникнуть кто-нибудь посторонний. разом в последнее время его подводил, оставалось лишь надеяться, что это не так уж и заметно.
[indent] сайлас всегда приводил в пример свой трудоголизм, как нечто выдающееся, что ставит его в выигрышное положение на фоне других. он привык получать что-то не только с помощью связей отца, но и уметь пользоваться ими так, чтобы его собственная жизнь имела подобающий вид. вот только даже у самого чёрствого сухаря, что делает всё по будильнику, могут быть бутылки рядом с кожаным диваном и тонная окурков в дорогущем антиквариате на кофейном столике. правда жизни, от которой никуда не скрыться. в правом виске слегка покалывало.
[indent] - вы так громко говорите или мне кажется. – мужчина наконец сел на диван, оставив бутылку на столик. кажется, сознание медленно возвращалось к нему, вместе с реальностью. как-то даже мерзко было находить себя в подобном состоянии, причем уже которую неделю подряд, пусть и лишь ближе к выходным. трэверс не любил в себе проявления слабости, вернее часто не позволял. от того, что юфемия застала его в таком виде вызывало ещё большую головную боль.
[indent] в последнее время их отношения для него стали какими-то странными. всё в его жизни стало странным: отец, требующий наследников, рейна, которая принимает зелья, дабы они не случились и работа с яксли, которая не покинула его жизнь и продолжает маячить перед глазами. и всё это на фоне нарастающего конфликта, которому он посвятил вторую часть своей жизни.
[indent] - как видите, уже отдыхаю. что вы делаете так поздно в офисе? – интересуется он, практически обыденным тоном, будто его это действительно интересует. возможно, совсем немного. и у них действительно завтра заседание, и ему действительно важное заседание, но… - совсем забыл, что иногда заседания назначаю на субботу. – мужчина потёр переносицу, глаза немного «засыпал песок», от постоянных недосыпов. кое-как поднявшись с дивана, он направился в сторону юфемии, чтобы взять с тумбочки ещё сигарет и зажигалку, не отдавая себе отчёт в том, что она стоит в их радиусе и примерно в следующие несколько секунд, теперь уже сам нависнет над ней, подмечая насколько же девушка ниже него. протягивает руку за спину волшебницы и берет нужные вещи, отступая. – не беспокойтесь, переночую тут, завтра буду как новенький. – вероятно, ему давно пора было бы снять номер в гостиницы или какую-нибудь квартиру, ведь это «расставание» с рейной может оказаться довольно длительным. она выше того, чтобы снять свою оборону и пойти ему на уступки. он выше того, чтобы продолжать это терпеть.
[indent] - вам тоже стоит отдохнуть, ступайте домой. – трэверс откидывается на спинку дивана, в полусидящем положении, принимая практически умиротворенный вид. он будет тут сам, в одиночестве его сила.

Подпись автора

https://i.ibb.co/Zz1H0CH/bb.png
https://i.ibb.co/hYHNhkk/image.gif

0


Вы здесь » VANCOUVER » Партнеры » MORSMORDRE: MORTIS REQUIEM