blakesantanamax
активисты недели
nc-21, real-life, apocalypse

VANCOUVER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » VANCOUVER » После пандемии » Лошадь = свобода


Лошадь = свобода

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Для меня слова "лошадь" и "свобода" - синонимы (Верил Гуднайт)
весенний день 2022


https://i.imgur.com/ZOnvSZJ.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/a7/7d/8/t796498.jpg


Max Fox \\ Elenia Solt

Подпись автора


I'm chasing the sun

Наряжает братик

+5

2

С тех пор как жизнь стала похожа на "беличье колесо", иногда хотелось просто забыться. Упасть могильной тяжестью во вспоминания. А больше ничего ведь и не оставалось, как жить ими. Боги, как же она скучала про прошлой жизни. Она никогда не придавала значения простейшим вещам, но сейчас бы душу просто продала за шанс оказаться где-то там... где льется горячая вода из душа бесконечно долго, где можно не беспокоится о том, где достать что-нибудь поесть, и при этом не заразиться. О дааа, она бы сейчас съела кусочек пиццы. Той, из итальянского ресторанчика на улице офиса, где работала. Прям почувствовала её аппетитный аромат. Как же прекрасно она пахла... Ммм. А моцарелла так божественно тянулась, и попадая в рот насыщала вкусом рецепторы, да еще и сверху зашлифовать бокалом белового вина. 
Вот вечно мысли о еде, когда желудок пуст и начинает клянчить что-нибудь переварить. Положив ладонь на плоский животик, Макс попробовала успокоить взбунтовавшийся организм, поглаживая нежно по поверхности футболки. 
Достав из рюкзака последний кусок утренней трапезы, Макс сорвалась с места и пошла в сторону своего байка. Она потеряла счёт времени с того дня, когда последний раз была в поселении. Всё наблюдала из далека за объектами, изучала, выполняя задания. На завтрашний день не было никаких панов, поэтому решила позволить себе расслабиться, посетить место, где накормят и обогреют и где не надо постоянно быть в ожидании действий исподтишка.  
Солвелла стала процветать, ведь в это время всходили труды людей, которые не покладая рук работали на полях. Там конечно ждала не пицца, о которой мечтала еще пару минут назад, но всё же и не консервы, что вызывали уже тошноту. Можно было вернуться в охотничий домик отчима, но что-то ей подсказывало, что лучше пока там не появляться. Её внезапное исчезновение неизвестно как могло сказаться на их со Спиротом отношениях. Всё бы ничего, но её мучитель еще тот засранец, который очень ревниво относиться к тому, что по его мнению считается его собственностью. На протяжении этих лет, его дом был в  безопасности, потому как он тщательно охранял свои владения. А Макс владела информацией, где его можно найти. Так что дорога домой пока закрыта. Уже ближе к осени начнет тайком носить запасы, чтобы нормально перезимовать, но она еще не была на все сто процентов уверена, что будет зимовать в лесу. Если та информация, которой она владеет, подтвердится, то есть все шансы, что она снова почувствует горячую воду на своей уставшей и исшарканной коже и уже не будет переживать, что эта роскошь когда-нибудь закончиться. 
Сейчас же она направлялась к Ленни. К тому, кто почти не изменился за это время и доброта её еще могла сотворить чудо. Например, к вечеру из уставшей и "вкусно" пахнущей Макс, вылепить подобие красивой девушки, которой она когда-то себя считала. 
Из-за этой пыльной дороги, грязь стала подобием второго слоя кожи, а сальные волосы собранные на затылке страшно было трогать. Неужели снова обрезать?!  Если честно, то ей было уже всё равно. Сейчас она думала о том, куда лучше бы податься, и где выгоднее всего жить. Пока она могла выбирать в какое поселение податься  — крутилась как могла, выполняя задания и собирая информацию, продавая её подороже. 
— Вот, чёрт,  — пробубнив вслух, та судорожна стала вспоминать, где по близости можно достать топку, поскольку снова стал мозолить желтый сигнализирующий значок, бесящий её до дрожи. 
В принципе, до поселения оставалось не так много, она могла рискнуть и попытаться доехать до него, экономя время на поисках топлива. 
Но удача была явно сегодня не на её стороне  —  пришлось спрятать сдохший байк, и почему-то захотелось сдохнуть рядом с ним. Еще километров пять пешком идти...
Макс выматерилась от души, но винить кроме себя и своей лени, а точнее хронической усталости, что свербила уже под кожей, было некого. Глубоко вздохнув, и подняв голову к небу, закатывая глаза, послала проклятие и сжав кулаки сделала первый шаг, который тяжело давался. 
—  Ну что, таракашки, готовы к прогулке? Нет?  —  уже разговаривая со своей несуществующей живностью в голове, та ухмыльнулась и достав из кармана старый минидиск плеер, вставляя поочереди наушники, стала ускорять шаг.  —  Вот и я нет, а надо... 
[html]<iframe frameborder="0" style="border:none;width:50%;height:70px;" width="50%" height="70" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/261539/26281">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/26281/track/261539'>Fading Like A Flower</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/89578'>Roxette</a> на Яндекс Музыке</iframe>[/html]
Уже через час, слушая старую попсу, Макс появилась во дворе главного дома поселения, выискивая глазами Алекса. Вот почему-то с ним не хотелось сейчас сталкиваться, поэтому передвигаясь вдоль здания она нырнула в главный корпус, где жили хозяева земель. 
Пачкать чистый пол в доме не было желания, поэтому стянув ботинки, она с тихим стоном облегчения, почувствовала прохладную поверхность и держа уже ботинки в обеих руках, бесшумно стала прокрадываться к спальне подруги. Не знала, там она или нет, но стянуть с себя липкую одежу и бросить увесистый рюкзак хотелось больше, чем искать по всему поселению одну леди. 
—  Стой... Опусти бутылку, она еще пригодится,  —  смеясь Макс прислонилась к дверному проёму, изучая выражение лица шокированной подруги.  —  Я три дня не мылась. Да...  —  снова засмеялась, потому как та скривилась и сочувственно посмотрела, сжимая свой аккуратный носик.  —  Ну прости, дорогая, в следующий раз приеду при параде. Сейчас мне нужна вода, чтобы привести себя в порядок. Еда, чтоб я не сожрала первого попавшего. И чтобы с Алексом снова не поругались. И одежда,  — задумавшись, всё ли перечислила, та стала стаскивать с себя кожанку.  — Её не отдам, а остальное можно сжечь. Я в долгу не останусь, ты же знаешь. 

+4

3

Все проблемы, что казались тогда глобальными - меркнут на фоне реалиях. Все прекрасно понимаешь, что каждая эмоция в свое время. И тогда это было больно, грустно и прочее. И все же оглядываясь, взвешивая, понимаешь, как бездарно мы проживаем жизнь. Видимо, Боги или Создатели, чтобы не создало человечество - оно пожалело о том, что дала нам знаниям. Мы слишком облегчили свою жизнь и перестали ее ценить. Ведь еще буквально 150 лет назад было меньше болезней, которые бы можно было вылечиваться. Еще даже век назад, чтобы отправить сообщение, нужно было сходить до почты и отправить. При лучше раскладе через месяц дойдет. Это с учетом, что умеешь писать. Скучаю ли я по прошлой жизни? Сильно. Не хватает ли мне навороченных гаджетов? Не особо. Чего бы я хотела? Горячей воды и медикаментов. А еще мыла и шампуня в достатке!
Папа взрослел (не старел!) слишком быстро. Ему еще и нет пятидесяти, а седина уже покрыла всю голову. Слишком быстро устает, подолгу сидит в своем кресле. Я сижу на коленях подле него. Голова покоится на его коленях. Обед я благополучно пропустила. Аппетит сильно испортился. Сначала банально боялась есть. Заразиться, опустошить запасы. А после стало привычкой. Утром выпиваю поганый кофе с кусочком тоста, обжаренный на сковороде. Вставать рано, это не про меня. Но пандемия изменила и это. Раньше я ухаживала за лошадьми в лайтовом режиме. В конюшне были свои люди, на ипподроме занимались специалисты. Сейчас я одна из немногих. От меня многое зависит. Нужно встать рано, пока обжариваю кусок хлеба - представляя, что это тост. Любимая кухня, давно уже не похожа на то, какой она была. К тому моменту, как сварив кофе и налив в кружку, приходят женщины, что готовят на общину. А я ухожу проследить, все ли животные накормлены, напоены, в каком они состояние. Но за ранее, конечно, забежать и угостить яблоком Ночь. Своим яблоком.
Папа рассказывает что-то, но я давно кемарю, усыпленная папиным голосом и легким поглаживанием по волосам. Где - то там, люди, которые нуждаются в ночлеге и пропитание. Пока мы можем это им предоставить. Новенькие сначала проходят полное обследование - что возможно в нынешней ситуации. День, два отдыхают в зависимости от состояния. Сон и еда всегда приводят людей в строй. А после сами выбирают, чем готовы помочь. В поселение найдется работа для всех. Вспахивание земли, посевы, прополка. Приготовить еды, погреть воды, чтобы помыть посуду. Работы по домам: стирка, приборка. Мы все поддерживаем чистоту, как своего жилища, так и своего тела. И это далеко не все. И нужно следить, потому что не все люди ответственны.
Папа перебирает мои пряди волосы, а я все еще нахожусь на грани сна. Морфей так хочет меня утащить. Сон нарушен, а иногда приходят кошмары. Поэтому днем, когда происходит подобная ситуации, так сильно клонит в сон. Но сознание борется, понимая, что нужно много еще что сделать. В итоге собрав всю волю в кулак, поднимаюсь.
- Папочка, я пошла проверю Алекса...
- Да, все с ним в порядке, не переживай, милая.
- Зайду, скажу "привет", и надо возвращаться на ферму. - Нежно улыбаюсь, и мы оба знаем, что не за этим иду. Мне реально нужно удостовериться с братом все хорошо. Ведь не важно, что пару часов назад заходила.
Напоив брата, поговорив с ним и подержав за руку, пошла к себе. Замерла по средине комнаты. Большая и пустая. Я оставила лишь кровать. Своя большая, но за эти месяцы без полировки и должно ухода, не такая роскошная. Простыни не идеально - яркого цвета. Да и все это уже не так ценно. Задумавшись, соображая, чем бы сейчас заняться. Или все же лечь и поспать хоть пару часов. Днем спиться все же легче.
Девичий голос раздался и я резко развернулась на него. Макс. Глаза удивленно расширялись. Она не желала оставаться в поселение. А я сразу сказала, что ждать не буду. Страшно и опасно. Но видеть близкого человека и при этом чувствовать, как сердце делает кульбит. Вслед за шоком приходит удивление и хлопаю ресницами, пока не доходят слова подруги. За мыслями не поняла, что начала сменять бутылку. Выпрямила и положила на кровать, осматривая приведение из прошлого. Стоило включить органы чувств, как в глаза попадает грязная пыльная одежда, но глобальных вопросов вызывает обувь. А потом в носик ударяет амбре, что прихватила с собой подруга. Улыбка сама появляется на губах. И забываю в каком она состояние, каким бывает Алекс - срываюсь. Мгновение и я попадаю в объятия подруги, сама крепко ее сжимая.
- Макс, как же давно тебя не было... - шепчу куда-то в шею. - Раздевайся. У меня есть кувшин в ванной, сможешь обтереться. Одежду сейчас выдам. Алекс у себя поправляется. - Шаг назад, и взгляд опущен. Взгляд резко изменился, как и настроение в комнате. - На него напали пару недель назад. - Посмотрела еще раз на подругу, окидывая взглядом ища шрамы или раны, которые нужно было бы подлатать. Потом пошла в гардеробную. - У тебя и белья нет? - Спрашиваю. Достаю футболку с кофтой. После тянусь за джинсами и носками. Оставляю на краю кровати. - Я пошла схожу на кухню, посмотрю, что можно урвать... - мягко улыбаюсь.

Отредактировано Elenia Solt (2022-08-11 10:11:24)

Подпись автора


I'm chasing the sun

Наряжает братик

+3

4

Та частичка ее души встрепенулась, почувствовав тепло исходящее от Ленни. От такого неожиданного порыва её закаленное одиночеством сердце застучало быстрее, как будто проснулось от долгого сна. Задохнувшись от собственных чувств, та обняла подругу с таким же порывом, желанием впитать в себя тепло человека. Макс не издала ни единого звука, когда почувствовала острую боль в области рёбер, и позволила себя обнимать, скривившись сжимая сильнее зубы. Ленни не стоило знать, что три недели назад, удирая от двоих разъяренных хозяев дома, куда часто заскакивала, чтобы взять пару консерв  — умудрилась упасть со второго этажа, сильно ударившись о землю. Сейчас же было важно, не потревожить и так надломленную девушку, что так рьяно оголяла свои чувства, и грела её душу. Возможно объятия были потому что она просто соскучилась, но была вероятность, что Ленни, как и Макс держала в себе что-то более тяжелое... 
Отрезвило сознание вкус железа во рту. Видимо слишком сильно закусила губу, поэтому погладив нежно правой рукой, та стала утешающе шептать ей на ушко, что она тоже скучала, но всё же не стоило её грязную обнимать. 
Но как приятно было... Ведь сама бы не отпускала, так и стояла. Макс была не бесчувственной, поэтому точно знала, что скоро и мокроту может устроить. А это опять же может навредить подруге. Ленни всё никак не переставала её убеждать, чтобы она перебиралась к ней в поселение. А она не могла заставить себя преклонить колено перед этой сучкой судьбой. Знала, что полезнее будет там, где будет участвовать в качестве посредника. Одному шепнёт. Другому. Так информация и будет доходить до нужных людей. Сейчас уже точно не могла просто прийти и жить в поселении... Слишком много на кону. 
Слова подруги огорошили её, и не удивительно, что та отступила от неё. Видимо еще остро чувствовалась та грань возможной потери брата. 
Перед глазами встал образ собственного брата, его страх в глазах, когда он прощался с ней перед отъездом к жене. 
Надеюсь с тобой всё в порядке, Алекс,  — мысленный посыл был адресован в никуда, но она чувствовала, что тот жив. 
— Милая, ты мне расскажешь всё в подробностях о брате,  — поспешила сказать ослабленным голосом вдогонку уходящей девушке, делая шаг в сторону ванной комнаты, при этом снимая с себя грязную одежду находу.
Когда Кнопка ушла, Макс знала, что у нее не больше пяти минут, и не хотела задерживать её. Мало ли какие заботы у нее еще есть, помимо внезапно свалившийся на голову блудной чертовки. Майка, чтоб её... почти приросла к потной коже, и снималась создавая легкое потрескивание ткани, создавая себе сто процентный приговор на утилизацию. Если бы не Ленни, она бы снова принялась стирать свои вещи, вот только былая стирка с нынешней отличалась. Запахи почти не отходили, а пятна врезались в ткань словно отпечаток памяти, напоминая о каждом случае, из-за чего появился тот или иной след крови или грязи. Дома был приличный запас одежды, но опять же  — возвращаться сейчас было нельзя. Перетаскивать вещи в свой новый схрон на заброшенном заводе была плохая затея, потому как все труды могли быть уничтожены. В городе сейчас активно прочёсывают каждый угол в поиске полезного. 
Скинув остатки одежды на пол, смочила полотенце над раковиной, и с блаженством замычала, чувствуя прохладу на своей коже, стирая с себя трехдневные приключения. Краем глаза заметила кусочек мыла и очень быстро намылила руки, растирая пену по телу. Мыло было сейчас на вес золота. Да, его запасы были в больших количествах в Джорджии, но мыло строго распределяли между своими. Пару месяцев назад, Макс сумела достать себе душистое вещество, но оно очень быстро израсходовалось. 
Это раньше были шампуни, гели, пенки, дезодоранты и прочие полезные гигиенические вещи, а теперь лишь мыло выполняло функцию всего перечисленного. Да к тому же и стирка... 
Почти закончив с омыванием уставшего, но уже чистого тела, Макс приступила к помывке головы. Самая сложная часть... Больше всего  требовалось воды, и тем более мыла. Всё чаще думала о том, что надо обрезать волосы, чтобы было проще, но тогда бы она потеряла последнюю частичку женственности. Нужно было еще немного потерпеть, а потом сможет приехать к себе домой... там запасы были на несколько лет вперед. 
— Ленни  — это ты?  — услышав шорох в соседней комнате, та повернула голову, чтобы прислушаться и вытерев полотенцем намыленный глаз, посмотрела, чтобы никто не зашел. Не хотелось бы встретить кого-нибудь стоя буквой Z. 
Решив по-быстрому закончить помывку головы, Макс прикрылась небольшим полотенцем и зашла в комнату подруги, оставляя за собой на поверхности пола капельки воды, которые стекали с волос. 
Тело наконец дышало. Было прохладно, и кожа покрылась пупырышками. 
— Надо одеваться,  —  говоря вслух, та стала рассматривать приготовленные вещи подругой и улыбаясь постепенно надевать их. Ленни зашла в тот момент, когда голова застряла в вырезе кофты. 
—  Зайка, я тебе привезу вещи на днях. Только надо байк немного заправить. Как у вас с топливом? Еще держитесь?  —  забрав носки, та плюхнулась на край кровати. Тело начинало ослабевать, почувствовав расслабление носителя. 

+3

5

Эления Солт. Яркая, открытая девушка. Та, что во всех найдет луч света. Добрая и мягкая младшая дочь четы Солтов. Подобные эпитеты всегда летели мне в след. Принимала с мягкой улыбкой. Нет, меня не растили, как Будда до определенного времени, что не знал человеческих бед. Прекрасно знала о бедности, о не излечимых болезнях, преступлениях, после которых людям приходилось менять свои личности. Любимая мачеха, что стала на долгий период мамой была светской жизнью и занималась благотворительностью. Именно она привнесла в мою жизнь то, что есть люди, о которых могут позаботиться только те, кто имеют нечто больше.
Деньги всегда имели вес. Во все времена. Вот только еще больше значение имело то, как именно ты относишься к тем возможностям, что имеешь. Да, мы с братом с детства не знали отказа ни в чем, при этом и в мыслях не было, как то кичиться своим положением. Вот только живя в определенной среди сложно отличить так сказать по-настоящему своих людей. Кого можно было сердцем назвать другом. Пандемия четко поделила людей. А еще закон стал первобытным. И это было самым страшным. По-настоящему столкнуться с насилием пришлось только после крушения цивилизации. Засыпала после того, как услышу мерное дыхание брата и просыпаясь, бежала к нему.
В поселение уже было много людей. В большинстве своем все хорошие люди и, конечно, у каждого своя израненная душа. Но как можно назвать кого-то другом, когда сердце боится потерять еще одну часть себя. Ты улыбаешься, переживаешь и причитаешь изо дня в день на привычные движения и ситуации. А потом врывает человек из прошлого. Того, кто был другом, потому что столько лет вместе, многое знаешь друг о друге. Когда при встрече бьется сердце быстрее. Это и есть близкий человек. Друг. Как много в этом слове. Объятия до сих пор фантомам остаются на моем теле, когда спускаюсь на кухню.
Макс. Девушка ураган, в некотором роде полная противоположность меня. Часто что-то не могут поделить с Алекс. С моим, со своим она давно не виделась. С пандемией разговоры стали более осторожные. Не совсем понятно кого больше оберегая: себя или другого. Чье сердце оберегаем сильнее. Тень улыбки витает на моих губах, когда встречаюсь взглядом с Анной.
- Эления?
Анна была в нашем доме домработницей. Она занималась необходимой закупкой химией, продуктов, постельного белья и прочего. У нее всегда была помощница в доме и повар на кухне. Она была первой со своей семьей кто поселился у нас. Она некий невидимый очаг этого поселения. Возможно, если бы не она, у меня бы не так легко получалось заниматься хозяйством. Давно не ее хозяйка, но она продолжает обращаться ко мне и Алексу на вы. И мы с братом понимаем, что в какой-то степени она до сих пор относится, как к детям, своим подопечными. За которыми начинала присматривать, когда пришла в наш дом 20 лет назад.
- Анна, я смогу что-то урвать перекусить? - В голосе слышится больше радости и возбуждения, чем полагается при подобном вопросе.
- Неужели, ты проголодалась? Для вас я найду все, что пожелаешь ... - уголки губ дергаются и кладу ладонь на ее плечо.
- Макс пришла, и она голодная.
На мгновение в глазах женщины вспыхивает печаль. И я бы хотела ее утешить, наверно, да. Макс и ее приход хороший повод.
- Знаешь, я бы могла с ней выпить чаю и съесть тост, правда?
- Правильно, Эления.
Мы быстро сервируем скудный перекус на подносе. Ароматный чай - листья смородины и малины, со своего огорода. Небольшие кусочки хлеба намазанные мягким творогом и небольшая креманка варенья. Этот десерт появился только в этом году, когда к нам по осени пришла женщина и сказала, что покажет как еще можно использовать ягоды. Она сказала, что десерт не такой сладкий, каким должен быть в оригинале. Хотя, кто будет судить в нынешние времена.
Улыбка вновь появилась на губах, когда входя в комнату, увидела одевающуюся подругу. Забавная. Прошла и поставила поднос на кровать. Залезла рядом, сняв обувь.
- Залазь... - похлопала рядом. - Что-то было да, это по мужской части, но было. Ты бываешь так редко, что скоро закончится варенье и так не попробуешь. Все свое. Так что угощайся, ешь. До вечера должно хватит. Одежда подождет. Лучше расскажи, где ты сейчас и как так долго без крыши была? С тобой ничего серьезного не произошло? Может доктора прислать? - Появились нотки тревоги. - Он может посмотреть, как придет к Алексу. - Не долго помолчала, помня последние слова перед выходом, брошенные Макс. - Ты же знаешь, мой брат ни когда не скажет правды мне. Но... Их было трое, он остался один. И его привел мужчина. Не знаю, слышала ли ты что-то о нем. Крис Дэвис. Он же оказал ему первую помощь. Мы его приняли, накормили. На долго не остался. Прям как ты... - тихо добавила.

Подпись автора


I'm chasing the sun

Наряжает братик

+1

6

Спокойствие. Вот что она чувствовала, когда была под крышей этого дома. Догадывалась почему именно тут, но всячески отгоняла плохие мысли связанные с собственной крепостью, где безопаснее... Зато одинокие стены обдавали холодом. А тут жизнь кипела. 
Увидев поднос с едой, пришлось приложить титаническое усилие, чтобы не наброситься на тост с джемом?!  — проследила еще раз за подносом, перед тем, как снова посмотреть на подругу и сглотнув собравшуюся слюнку, начала старательно выговаривать слова. 
— Ты меня сейчас правильно пойми,  — с хищной улыбкой, та потянулась за куском, который обещал быть безумно вкусным,  — но если я сейчас это ваше "варенье" не попробую, то покусаю тебя за все приличные выпирающие части. 
Макс знала, что эта златовласка, которую хотелось оберегать, и тем более ни в коем случае не ранить словом (а Макс могла быть остра на язык)  — поймет, если первым делом та не заполнит свой милый ротик едой, прежде, чем начать нормальный диалог, без словесных посягательств на её зад, то быть беде.
И опять же, есть нужно было медленно, чтоб насытить свои вкусовые рецепторы, и мучительно долго жевать. А хотелось бы запихнуть всё целиком в рот и рычать от удовольствия, как пещерный человек во время своей трапезы. Но манеры... Нельзя было падать слишком низко, и подавляться неандертальцам. Особенно в этом доме. Особенно в её присутствии... 
От мысли, что своими дикими желаниями она походила на мохнатого человекоподобного, который только встал с четверенек и научился  первым жестам, чтобы выражать желания, Макс, стараясь спрятать улыбку, чтоб не закапать слюнями покрывала, нагнулась и откусила хрустящий лакомый кусок. 
Ну что сказать?! Рот явно получил оргазм. И это было слышно по её тихому урчанию, когда она от удовольствия прикрывала глаза... Чтоб этот взрыв эмоций продлить еще чуточку... 
Конечно она почувствовала разочарование, когда всё закончилось. И виновато посмотрела на подругу, поняв, что оставила лишь один кусочек на тарелке. 
— Ой,  — для начала было не плохо, что вообще смогла говорить,  — прости Ленни, что-то я увлеклась,  — но блаженно улыбнулась почувствовав, как тепло разливается по организму допивая ароматный чай. 
— Теперь я больше похожу на человека,  — хохотнула, и потянулась, чтобы обнять эту скромняшку,  — и пока я не вырубилась у тебя на постели, готова поговорить. Первое. Ваше ноу-хау  — шикарное! Мне понравилось. Определенно понравилось! И предлагаю вам это развивать. Очень напомнил домашний джем, как готовили в ресторане на Дэнман стрит. Как говоришь? Варенье?  — посмотрела на реакцию подруги и продолжила:
— Близится лето, и там можно людей послать за ягодами. Могу сказать, "где" и "какие" я видела недалеко от Ванкувера. Про компоненты, которые нужны для изготовления тоже можно потом поговорить. А к лету уже быть готовыми,  — конечно деловая жилка заиграла в крови у Макс, и она не могла упустить такой шанс, чтобы потом помочь Ленни и так же нужным людям продавать информацию. 
— Второе. Спасибо тебе еще раз, что меня отогреваешь, отмываешь и кормишь,  — обняв крепче, так что услышала характерный звук от девушки, отпустила перед тем, как встать с кровати, чмокнув напоследок ее в щечку. 
Проявление нежности просыпалось у Макс не так часто, поэтому чтобы не забывать на что она вообще способна, дарила ее безгранично много тем, кто правда заслуживал это. Макс не стала чудовищем, хотя уже и не была ангелом. Далеко не ангелом. 
— Третье. Знакома с этим Крисом. Нормальный мужик. По крайней мере у меня не возникало с ним проблем,  — не стала говорить, что последние несколько недель только и делала, как работала над его поручениями. Всё же эта информация была закрытой. 
И о последнем она не особо хотела говорить, но отказываться от помощи было просто глупостью. Макс встала, потому что на самом деле уже чувствовала, что может просто отключиться от усталости. Думая, как лучше подойти к теме осмотра доктором, девушка машинально потянулась рукой к травмированной части тела. Не выражая никаких эмоций, просто прислушивалась к ощущениям. 
— Мне было поручено задание и оно было как раз в таком месте, где не особо отдохнешь. Костра нельзя было развести, поэтому лишь запасы, которые были собраны дома, спасали. Но я не учла того, что получив травму, буду уставать быстрее и еда  закончилась, как и запас воды,  — шагая маятником по комнате, та описывала уже не один круг, чем наверное вызвала недоумение со стороны Ленни. 
Остановившись и посмотрев ясным взглядом, та склонила голову и чуть улыбнулась, стараясь подобрать правильные слова, спросила:
— Элления, красотка, а у тебя мужик появился?  — лучшая защита  — это нападение. Это чтоб подруга не заскучала от ее рассказов, и мимо ходом говоря о том, что против осмотра врача не отказалась бы, перевела стрелки на тему личного характера. 
Обожала это выражение ее лица, когда она сначала старалась понять правильно ли услышала вопрос, а потом осмысливала его. 
Ну давай, теперь Макс готова для пикантных бесед. Сил вроде прибавилось. Стоя пока не засыпала. Даже настроение шкодливое проснулось. 
Надо спросить, есть ли еще в погребе запасы вина?!

+2

7

Когда-то в другой жизни, всего-то около трех лет назад, у меня определенно была перина. Почти такое ложе, как описывают в сказках про принцесс. Хотя, это просто удобство и комфорт, который мог себе позволить наша семья. Высокий, мягкий, современный матрас, что запоминал анатомию твоего тела. Сейчас, это нечто похожее. Все-таки всему приходит срок. Мне ли жаловаться? Нет, конечно! Были мягкие хлопковые простыни, атласные не удобно, но комплект или два были и такими. Было две большие подушки и штук пять небольших разных размеров. Обычно большинство на сон уходили в кресло, но сидеть было удобно устроить одну подушек под спину, между ног или под грудь. В данный момент почти все было отдано, в том числе и кресло. Одна подушка большая подушка. И одна не из набора, а подарок Эммы. Эта маленькая подушечка и была сейчас посередине кровати.
Улыбка буквально растягивалась от слов и действий Макс. Такая милая, такая душевная. Своя. Только она могла позволить себе сказать\намекнуть, что может меня покусать. И ведь самое, что забавное со мной подобное поведение более чем возможно. Просто я выросла, да и родилась в среде, где подобное некий нонсенс. В семье да, возможно. В том числе сама частенько могла грозиться укусить в шуточной форме грозясь. До настоящих действий доходило все же крайне редко. Зато такая теплота и нежность в такие моменты.
Внимательно смотрела на подругу, а в груди сердце щемило. И я сдерживала все свои порывы, прекрасно зная, что Макс не тот человек, который принимает заботу на грани жалости. Но видя, насколько она голодна - сложно было сдержаться. Самое страшное то, что я видела и понимала, что она же в силу своего характера многое также сдерживает в себе. Не готовая признать свою слабость, скрывая ее. И готова поддерживать, пододвигая поднос чуть ближе к ней.
Забыла о всех повседневных делах. Срочного ничего не было. Спокойно сидела, зная прекрасно, что никто не придет ко мне. Все же статус хозяйки, хоть и бывшей, дома и одной из первых лиц поселения, давали плюсы. Хотя мы никого не третировали. Если получалось, что кто-то из родственников уже живших в поселениях пришли. Мы и жителям и пришедшим давали день. Что может быть лучше, чем положительные эмоции, объятия близких людей в такое непростое время? Рассматривая с нежностью подругу, с каким удовольствием она поглощала еду. Даже мне в голову пришла мысль: как же вкусно, тоже хочу. Но по факту нет. И дело не том, что я мы тут заелись. Мы с Алексом питались ровно так же как и остальные в поселение. Припасы изначально были выставлены в общаг. Единственное, что винный погреб был наш. О нем мало кто знал. Верхушка, да. Но и пили мы буквально пару раз, за два года распивая одну или две бутылки. Попервости используя как обеззараживание, или обезбол в медицинском крыле. Но есть я не хотела скорее в психологическом плане. Понимала, но ничего не могла с собой поделать. Особенно, когда увидела Алекса в крови.
Держала кружку в руках. Больше грея руки. Не от холода - это дарило уют. Делая периодически глотки горячей пряной жидкости. Мотнула головой, когда Макси выразила сожаление, что почти все съела. Все же какую никакую еду все же ела. Совершенно не обратив на это внимание. Мне и чая вполне хватит до ужина. Уголок губ дернулся, когда девушка хохотнула. Подняла руку с чашкой выше, позволяя себя обнимать. Опустив руку на подругу, в ответ обнимаю и ее. Спокойно кивнула на ее вопросы. Да, домашний джем, очень похоже. Консистенция другая. Что-то славянское, даже не помню, откуда родом женщина, что показала, как можно варить ягоды.
- Мы не думали так глобально. Ягоды собирались недалеко от ипподрома, в лесополосе. Все же опасно выходить. Это лучше все же собирать женщинам, детям. Но сама понимаешь... И нужно много сахара, но мы решили, что если будет не, таким как положено тоже не плохо. Надо будет об этом поговорить с Алексом. Он руководит выходом из поселения, милая.
Объятия стали крепче и подняла руку выше. Нежная и немного грустная все же улыбка не сходила с лица. Прижалась всем телом к девушке, получая от нее тепло и радушие. Вдыхала запах мыла и свежести. Бензин и еще что-то было похоже сложно выветрить из-за нехватки качественного мытья и гигиены. Но и то это был уже ее запах, а значит родной. Продолжая удерживать подостывший чай, смотрела как Макс спрыгивает с кровати и целует в щеку. Сделала глоток и поставила от греха подальше чашку на поднос. А еще на душе стало легче от слов подруге о Крисе. Не хотелось бы доверять человеку, которого совершенно ни как не знаешь. Хотя в моей истории было все просто: спас Алекса априори хороший и заслуживает доверие. А это не всегда хорошо, особенно в наше время.
Теперь становилось более или менее понятным, зачем она встала с кровати. Она говорила, раскрывалась и говорила о травме. Улыбка тут же сошла с лица и внимательно вслушивалась в слова подруги. Взгляд перешел на талию, на ребра, где ладони девушки остановились. Уже в голове просматривала, что было в запасах, чтобы ей помочь. Бинты, мазь, что еще могло понадобиться доктор скажет лучше. А после глаза расширились. Даже ротик приоткрыла. Совершенно неожиданного подобного вопроса.
Подобное было в духе Макс. Она открылась, но чтобы не показывать весь спектр эмоций и чувств, решила изменить угол так сказать разговора. И я не удивлена, но шокирована. Опустила взгляд, ни как не реагируя на ее хитрую улыбку. На радушный взгляд. Взяла осторожно чашку с недопитым чаем. Тяжелый выдох и большой глоток.
- О каком мужчине может идти речь, милая? О чем ты? - Ругаться, гневаться или еще что-то не собиралась. В мыслях не было. И все же отвечала правду. Даже понимая для все это, не собиралась отвечать в шутливом тоне. Она поймет, она знает меня. - Мой жених умер, Алекс с папой всегда рядом. О каких отношениях может идти речь, Макс? - Искреннее недоумение. - Хотя есть мужчина, да, который не связан со мной кровью. - Взгляд стал мягче, сначала опустила его, а после взмах ресниц. - Хотя он тоже больше как член семьи. Много времени с ним провожу, порой встречая рассветы и закаты точно. - Хитрая улыбка, не смогла сдержаться и отошла от серьезности. - Ночь, конечно, уже не так молод, но предан. - Конь, любимый и верный спутник, друг. - Времени совершенно нет, милая. А вот у тебя, с твоим образом жизни. Когда ты не видишь, как мужчина только потеет вспахивая землю или строя дом... Не одни и те же лица. Что там творится за пределами поселения?

Отредактировано Elenia Solt (2022-08-30 11:26:05)

Подпись автора


I'm chasing the sun

Наряжает братик

+2

8

Её голос убаюкивал. Становилось так спокойно. И легкая истома стала разливаться по венам уставшего организма. Она и забыла, какого это не быть постоянно в настороженном состоянии. Но зная себя, понимала, что долго уже не сможет себе позволить расслабляться. Новый образ жизни диктовал свои условия, и чтобы добиться того, чтобы потом жить так как подруга — размеренно и зная, что будет завтра, Макс старалась изо всех сил ускорить процесс плана "Х" Криса. В своем доме было всё обустроено. "Живи не тужи", но обитать одной постоянно — было невозможно, со временем начинаешь сходить с ума. Жизнь отшельником было не для молодой девушки, по крайней мере не в характере Фокс. Перебраться в поселение к Ленни  — была перспектива, но Макс по жизни борец. Не останавливается на достигнутом, и теперь ее умственный потенциал и навыки были куда полезнее для того, чтобы жизнь для Ванкувера начала зарождаться заново. Ей так хотелось поделиться своими знаниями с подругой, но загвоздка состоялась в том, что нельзя было рассказывать. Вдруг не получится? Вдруг Крис попадет в перепалку и погибнет, и его идея фикс просто канет в Лету? И что тогда?! У многих, кто был в курсе — надежда просто рухнет... А надежда была единственным двигателем, что заставляла этих людей существовать и выживать, бороться за идею, цепляться за неё. Поэтому нет, пока Макс будет молчать и ждать удобного случая. И она верила, что такой день настанет!
Её мысли прервали грустные нотки, прозвучавшие в голосе хозяйки комнаты, и только тогда она почувствовала себя полной дрянью. Это же надо было ляпнуть такое?! Видимо совесть у Макс уже спала, а логика с радостью упала в обморок от счастья, что может отдохнуть. Но это ее никак не оправдывало. Порыв приблизится к Ленни был такой сильный, что от резкого вздоха ощутила давление и резкую боль. Сама себя наказала... 
Ох, Ленни, солнышко, прости меня за мой язык, я совсем забыла про твоего жениха,  — хотелось орать эти мысли, но она как будто язык проглотила, не находя себе места за необдуманные слова, но услышав продолжение диалога навострила уши. Даже искренне удивилась. 
Вообще-то рот так открывать некрасиво,  — вспомнила о приличиях Макс, и захлопав глазами уставившись на подругу, которая с каждым словом вводила в некий шокирующий транс. 
Потеряв способность говорить... А может она просто боялась перебивать, с любопытством дикого енота, с жадностью следила за каждым словом:
  ... встречая рассветы и закаты точно,  — будто специально вовлекая в свои фантазии, перед Макс открывалась романтическая картинка, где двоя сидят на веранде и нежно обнимая друг друга создавали новую история любви... 
Ночь?  — аж не успев понять, как сказала вслух, поперхнувшись воздухом от возмущения, та снова захлопала глазками стирая с той картины воображаемого красавца и сажая вместо него красивого жеребца... 
Комнату залил чистый и веселый смех девушки. Она давно не смеялась так задорно и весело... уже не обращая внимание на боль, что проявлялась каждый раз, когда она набирала воздуха в легкие, чтобы снова начать свой заразительный смех. Аж слёзы проступили, и через пелену накатившейся влаги, ей трудно было рассмотреть Ленни. Как и её реакцию на ее дикий хохот. 
Ну теперь точно всё поселение было в курсе, что Макс в гостях. 
Ой, простииии....  — размазывая рукавом влагу по лицу, та ощутила такой прилив энергии, что уже забыла, как минуту назад засыпала стоя.  — С его величеством, Ночью, я бы тоже замутила,  — продолжая посмеиваться, подошла и присела напротив подруги.  — Мне бы такого друга, чтоб рассветы встречать! 
Уже много раз задумывалась над тем, что было бы неплохо начать учится сидеть верхом, но руки всё не доходили попросить об этом Ленни. Привязываться сейчас хоть к кому-то было опасно, потому что боль  от потерь за последни пару лет — еще была свежа и так остра. И вновь терять кого-то из близких, даже если это будет домашний питомец, будет невыносимо. Однажды видела парня в городе, видимо одиночку, и тот был с собакой. Как же Макс позавидовала ему. Столько преданности было в черных умных глазах пса, который крутился вокруг него, ожидая от хозяина команды. Возможно в будущем, и ей удосужится приручить какую-нибудь зверушку, но пока об этом можно было мечтать, ведь за животным поначалу нужен уход, и должное внимание, а сейчас ей самой не хватает время для ухода за собой, что тут уж говорить о питомце. Максимум ей получилось приручить пару волчат, что иногда приходят за косточками и остальными потрохами, которые остаются после разделки дичи... Но эти мелкие засранцы были слишком дикими. И если честно, она побаивалась их привязанности к ее дому. Неизвестно, как мать волчат отреагирует на новую знакомую, а убивать волчицу из-за своей ошибки ой как не хотелось, ведь стая отгоняла ненужных посетителей в округе. 
— Зайка, сможешь устроить мне пару уроков верховой езды?  — с надеждой посмотрела на нее, и закусила губу, как маленькая девочка капризно выпрашивая игрушку у родителей.  — Обещаю, быть паинькой и не испортить тебе коников, ведь мой стальной слушается меня,  — подмигнув, та взяла аккуратно чашку из ее рук и поставила ее на поднос, при этом стягивая Ленни на пол. 
— Чувствую себя лучше, пойдем пройдемся,  — в то время, пока та обувалась, Макс достала из рюкзака, который стоял недалеко от входа в комнату, флакон духов.  — Когда увидела их в одном из домов, вспомнила, что это твой любимый запах и решила привезти тебе их. Они не потеряли оттенок своего аромата, я проверяла,  — напоследок покрутив флакончик перед носом, не устояла перед тем, чтобы открыть его и пшикнуть в воздух, направляя дымку капелек в сторону Ленни.

+2

9

Легкая и нежная улыбка, что прикрывает боль и грусть. Слишком перманентные состояния. Хотя правды ради, надо добавить, что две эти эмоции усилились как раз из-за того, что в соседней комнате лежал и восстанавливался брат. Мой близнец, моя половина и даже некое отражение. В детстве даже пару раз в шутку переодевались. Алексу, конечно, было сложнее, так как волосы отрастить быстро не могли, когда я могла свои спрятать под невидимки и под кепку. Многие, отмечают, что улыбаться Ленни Солт начала в разы меньше, особенно те, кто меня знал прежней. Хотя и жизнь раньше была другой. Мне казалось, что я все же улыбаюсь. И при встрече с Ночью, конечно, рада всегда взгляду брату или папы (как раз с ними самые искренние улыбки), но как оказалась, моя улыбка стала моим оружием. Анна как-то сказала, что моя улыбка всегда была оружием. Раньше, это было естественным свойством моей личности. Видеть доброе и хорошее в людях, стороной обходить косые взгляды и острые языки. Сейчас улыбка приобрела другой окрас, она защищает сердце. Движение губ, направленное не на расположение к людям, а психологический барьер, чтобы самой не свихнуться. Известный способ, но использование по-другому. Разговор с Анной произошел буквально вчера, когда пришла с грязной посудой, после того, как накормила Алекса. Она просила, чтобы я лучше поплакала, чем искусственно создавать барьер и сдерживать свои эмоции. Я не плакала с похорон. Да, я в первые в жизни чуть не упала в обморок, когда увидела Алекса под руки чужого мужчины. Во время похорон, когда была в положение, это нормальная реакция. Плакать я почему-то не могла. Возможно, выплакала весь свой запас за те скорые друг за другом похороны.
Улыбка в присутствие Макс носила такой же характер будь здесь Алекс или папа. Эта девушка может быть в другой жизни, до пандемии и не была так мне близка. То время слишком четко разграничивала наши различия. А еще время. Тогда казалось, что времени слишком много и хотелось успеть все на свете. Опять же чаще наши увлечения носили разные интересы. И все же мы слишком давно были друг у друга. Мы довольно хорошо знали, думаю, что именно пандемия и сыграла тем самым катализатором в наших отношениях. Время не лечит. Сколько бы не прошло этого времени: недели, месяцы или уже пару лет. Лечит не время, когда в груди зияет пустота от потери человека, к которому не можешь прикоснуться. Не можешь услышать его голос и увидеть воочию. В такие моменты всегда спасают именно люди. Потерю людей восполняют другие люди. Сейчас Макс стала всем для меня в женском обличье: сестрой, которой я лишилась; более близкой подругой, которая из-за обилия яркой шелухи прошлой жизни не могла встать; в какой-то мере мамы, как бы странно это не звучала, но я четко осознавала, что к жизни она подготовлена лучше. Там за пределами поселения она выживет, она мудрее и опытнее. Разницы в два года, никогда не ощущалась, но, если оглядывать на эти качества она была старше меня по всем фронтам. Макс была до кончиков коротких волос моим человеком, как папа и Алекс. И именно похоже ей довелось впервые со времен пандемии услышать смех. Легки, едва уловимый за громким смехом самой девушки и все же смех.
Сама, осознанно начала эту шутку. Не думала, что мои слегка завуалированные слова приведут к такому глобальному, не понимаю и реакции Макс. Это вызывало не поддельные эмоции и с моей стороны. Видеть, как довольно простые слова, играми с ними и это приводит к такой бурной, а главное положительной реакции. Видеть, как твоему близкому человеку хорошо, это ли не радость. Но именно безудержный смех, которым в поселении могут похвастаться лишь дети, и привел к моему смеху. Такой яркий и заразительный. Такой уместный. При этом я заметила порывистые движения рукой, все же у девушки были проблемы. И возможно, похуже, чем у Алекса. Значит от осмотра врачом точно не отвертеться.
Смех быстро, но плавно сошел и вновь была лишь нежность. Особенно от слов о друге. Животные для многих в это не простое время стали значить много. Именно в психологическом плане. Подруга села подле меня, так забавно выпрашивала возможности сесть на коня, будто я отказывала ей всегда в этой просьбе. Ведомая действиями подруги, встала на пол. Надо было и правда все проверить, но на сегодня решила позвонить себе небольшой выходной по приезду подруги. Но раз Макс сама этого хочет, то самое время совместить приятное с полезным.
- Конечно, Ночь, довольно норовистый. Даже папа с Алексом к нему не лезут. Но думаю, управляя им можно попробовать. А там если понравиться и останется азарт подберем тебе лошадь по темпераменту. – Послала очередную улыбку, которая уже была похожа на привычную маску. Или нет. Пошла натянуть кофту. Ботинки были у дверей, чтобы меньше разносить грязи, а по дому можно было ходить и в носках. Как раз натягивала более теплые носки для выхода в такую погоду, когда Макс вновь заговорила. Удивление от такого подарка ярко читало на лице. Они, конечно, были в настоящем не к чему и все же само внимание трогало. Натянув второй носок, уже собиралась подойти к подруге, как заметила пшик в мою сторону. Втянула в себя воздух узнавая тонкий аромат сладости с нотками свежести травы, некий весенний букет. Ароматы способны будто машина времени переносить в тем моменты, а которых даже не догадывался. Перед глазами тут же стала картинка как этот аромат впервые подарила мне Катарина. Мне было 16 и она сказала, что подобные легкий аромат надолго можно будет носить. И правда вплоть до пандемии я только подобным аромат и пользовалась. Несмотря на то, что уже два раза сменяла другие ароматы, этот был неизменным. Глубоко вдохнув и выдохнув, не заметила, как приблизилась к Макс и порывисто обняла. Тут же переместила руки выше, стараясь не касаться ребер. И тихо прошептала: - Спасибо, что ты рядом.
Взяла флакон и брызнула каплю на запястье, чтобы растереть и провести по солнечному сплетению. Убрать флакончик в ящик тумбы, а после взять за руку подругу и пойти вниз. Мы ловко спустились по большой лестнице, миновали кухню, ухватив пару морковок и вышли через задний вход на территорию поселения. По пути еще застегивала куртку и уверено шла в ботинках, что проходила всю зиму, хотя долгое нахождение на снегу, не спала от холода. Но сейчас пришла весна и порой теплые носки были лишними. Минут десять слегка спешным шагом, и небольшим обменом реплик дошли до конюшни. Денник Ночи был посередине, и выбрано оно специально, почти пятнадцать лет назад, когда мы с ним только познакомились.
- Так, ну что ж давайте знакомиться... - губы вновь потянулись в привычном движении. Одну морковку передала подруге. – Смотри, сейчас проделаешь также. Держи ладонь прямо... - Добавила привычную фразу, чтобы избежать случайных со прикасаний с зубами. – Здравствуй, мой хороший. – Привычные поглаживания по мощной черной шее. – Это Макс, и по общению с твоими собратьями она ребенок. Обижать нельзя... - раскрыла ладонь, конь фыркнул, но с удовольствием смел большими и тонкими губами лакомство. – Я буду рядом. – Теперь повернулась к девушке. – Это Ночь. Мой партнер на протяжение уже лет пятнадцать если не больше, правда мой хороший. – Отошла на шаг, позволяя Макс подойти и погладить, угостить и возможно пообщаться с конем.

Подпись автора


I'm chasing the sun

Наряжает братик

+1


Вы здесь » VANCOUVER » После пандемии » Лошадь = свобода